Видно, дорогою этой с людьми заодно
шли к водопою коровы.
Не очень приятно идти нам
за ними вослед босиком.
(Иъ Лю Ха. Дорога истории.)

Идея гуманизма, от древне-наивного и до современного его эрзаца, всегда была и остается лишь красивой присказкой к некрасивой сказке истории.

Заповедь «Не убий!», суррогатная квинтэссенция гуманизма, родилась не из представлений о ценности человеческой жизни и, якобы, её божественного происхождения, трактуемых религиозными догматами, восходящими от скрижалей Моисея, пропитанных меркантильным духом заботы о семейном стаде, передавшемся ему от Авраама, в этом духе и среди этого стада воспитанного.

Заповедь «Не убий!» родилась тогда, когда рабочая сила человека стала давать сколько-нибудь заметный избыток над расходами по ее содержанию, чему способствовало развитие скотоводства, полеводства, обработки металлов и ткачества. Когда стада перешли во владение семей, с рабочей силой произошло то же, что с женами, которых раньше только добывали и которые теперь приобрели меновую стоимость и стали покупаться. Для надзора за скотом, работы на полях, обработки металлов и изготовления тканей стало возможно пользоваться взятыми в плен врагами, которых раньше из-за бесполезности убивали и съедали, а теперь продавали и покупали, заставляли работать, и которые к тому же могли так же легко размножаться, как и скот.

Человек, подобно индийской священной корове стал избегать смерти, поскольку его оказалось выгоднее “доить”.

Таким образом, состоялась некрасивая история происхождения семьи, её частной собственности и государства, как добровольной ассоциации семей-собственников, содержащих в себе не только рабство (servitus), но и все те противоречия, которые свойственны обществу в целом.

Капитализация частной собственности и накопление этого капитала достигли сегодня своего предела, когда прогрессия потребления уже не может обеспечить ни прогрессию расширенного  воспроизводства капитала, ни, даже, простого.

Современный экономический кризис, это суть показатель того, что рабочая сила человека перестала  давать сколько-нибудь заметный избыток над расходами по ее содержанию, как и в доисторические времена, когда мужчин убивали, а женщин вместе с их уцелевшими детьми принимали в состав племени победителей, язык которого становился для них родным, как это было с языками древних победителей, потом с латынью, а теперь с языком английским.

Famulus значит домашний раб, a familia – это совокупность принадлежащих одному человеку рабов.

По данным демографов славяноязычные страны вымирают значительно быстрее англоязычных.

У большинства мужчин этих славяноязычных стран есть теперь обширная перспектива, подобно быкам древнего Рима, из рабочего животного превратиться в не менее священное животное, животное жертвенное. А у меньшинства женщин и детей – в животных домашних, поскольку большинство из них будет также принесено в жертву, так как кормить их будет не выгодно.

Это и будет  действительный конец истории, а не тот, о котором толкует современная bullshit-философия в духе Фак-у-ямы.